Такой разный национализм!

Роман

Таганов

Пост опубликован: 22.06.2022

Вы часто сейчас слышите про национализм в негативном ключе. Федеральная пропаганда в контексте СВО смешивает это понятие с нацизмом. И зря. Нацизм – это негативное явление как ни крути, а национализм бывает разным (данное суждение не является оценкой действий ВС РФ в рамках специальной военной операции)

Я выделяю три типа национализма:

Первый тип самый гнилой, его легко можно спутать с нацизмом – это «имперский национализм».
Он характерен возвышением титульной нации в противовес малым национальностям. «Имперскость» стремится загнать все народы в шаблон единой национальной идентичности. Такой национализм процветает в Китае, и путинский режим сейчас делает ставку именно на него.

Второй тип национализма я называю «местным» или «локальным». Его можно встретить среди народов, которые пережили жестокую историческую несправедливость. Крымские татары, ингуши, чеченцы, черкесы и другие малые народы стремятся к восстановлению справедливости, которой их в своё время лишила Российская Империя, Сталин или ельцинские генералы. Такой национализм стремится на своей территории навести порядок и утвердить права для своих. Среди локальных националистов встречаются и сепаратисты, но крайне редко, ведь каждый умный местный националист понимает необходимость сотрудничества с большой нацией, хотя и стремится к автономии.

Третий тип я назвал «объединяющим национализмом». Его придерживаются люди, которые видят интересы своего народа, прежде всего, в развитии межнациональных связей.
Такой национализм был развит в большей степени в Советском Союзе, когда представители малых и крупных народов вместе строили «светлое социалистическое государство». Его утверждению способствовала коммунистическая идеология, но с её падением даже «объединяющий национализм» был замещён имперским.

«Имперский национализм» – противопоставление «объединяющему», а «местный» находится в положении балансира, потому что представители обеих разновидностей имеют интерес к нему. Только разница в том, что «созидательные националисты» приходят к местным с предложением помощи и спрашивают, что им нужно для процветания их народа, в обмен рассчитывая на сотрудничество и поддержку их интересов, а имперцы действуют прямо противоположно, требуя сначала исполнить их волю, а потом, возможно, удовлетворить их интерес.

Существует неформальный рейтинг малых народов. Прокремлевская элита Адыгеи занимает положение ближе к верхушке, ниже Чечни, но выше Ингушетии, часть территорий которой недавно отошла в состав Чеченской республики. Адыгея благодаря лояльности и безоговорочной победе «Единой России», буквально купается в федеральных деньгах, которые, увы, далеко не всегда достигают пункта назначения.

Впрочем, все всё понимают, но менять никто ничего не хочет.

Локальным националистам в качестве расплаты рисуется картина роста средней ЗП, развития инфраструктуры, поддержания национальных традиций и культурных направлений. Вроде неплохой симбиоз, если бы в отсутствие реальных демократических процедур на этой почве не процветала огромных масштабов системная коррупция, дополненная кумовством и репрессиями в адрес своих же соплеменников. Ахиллесовой пятой этой связки является реальное положение малых народов, которое из года в год только ухудшается, несмотря на кучерявую жизнь прокремлевских собратьев.
Кстати, благодаря усилиям «имперцев» «созидательный национализм» практически исчез в масштабах страны, что лишает «локальных националистов» какой-либо альтернативы и ведёт к неминуемому нарастанию социального напряжения внутри республик.

Альтернативой я вижу федеральное устройство по примеру американских штатов, где на местном уровне существуют значительные налоговые и правовые отличия, а федеральный центр не замыкает на себе рычаги распределения ресурсов и не ведёт к политической экспансии.

Мнение автора демонстрирует одну из точек зрения и может не являться официальной позицией движения