Роман Таганов: о гражданских свободах

Роман

Таганов

Пост опубликован: 03.05.2022

«Если не лезть в политику, репрессии тебя и твою семью обойдут стороной»
Так ли это? Давайте разберёмся.

Многие из вас слышали, что вероятность погибнуть в авиакатастрофе ниже, чем в обычной автомобильной аварии. Причём разница многократная, но большинство ничуть не боится автомобилей, однако, испытывает огромный страх перелётов.

Этот пример показывает, как сложно порой разглядеть реальную опасность, и при этом перестать бояться чего-то сложного, но вполне контролируемого.

Времена Болотной показали, что окрепшее гражданское общество может представлять угрозу автократии, и поэтому его было решено уничтожить.

Маргинализация – так научно обозначается термин, описывающий процесс уничтожения институтов гражданского общества. Политические репрессии, хоть и не касаются непосредственно каждого гражданина, но рвут тонкую ткань общественного доверия.

Неотъемлемым элементом маргинального общества является отказ от общественно значимых понятий. Власть на любом уровне становится кормушкой. Будь то вахтёрша, или министр – все следуют лишь собственной выгоде, общаясь с другими чиновниками сухим языком взяток.

Легальное обогащение в таком государстве становится опасным, ведь всегда найдётся хищный чиновник, который захочет урвать долю. А нелегальное – чревато столкновением с более влиятельной группировкой, чем твои «одноклассники», которым удалось встроиться в систему и закрепить своё положения.

Вывод из этого довольно прост: отстоять сейчас гражданские свободы и добиться обновления государственного аппарата значительно безопаснее, в долгосрочной перспективе, чем забиваться под камень и ждать пока шакалы перегрызут друг друга.

Потом уже иного варианта не будет. Если наша страна трансформируется в Северную Корею, то и экономические свободы простых граждан сойдут на нет. А вместе с ними и возможность сопротивляться.

Это как летать на самолёте. Хоть вы и не понимание, почему он не падает, но от этого он не становится опаснее, чем автомобиль. Другие страны уже прошли этот путь. Справимся и мы.